Опрос

Как вы будете отмечать новогодний корпоратив?


Вы можете выбрать несколько вариантов ответа

Всего проголосовало: 641



Система Orphus

Олег Кожемяко: итоги борьбы с паводком подводить еще рано

Олег Кожемяко: итоги борьбы с паводком подводить еще рано
Амурский губернатор рассказал СМИ о ликвидации последствий наводнения в области, будущих стройках и оргвыводах
Понравилось: 0


МОСКВА. 2 октября. ВОСТОК-МЕДИА — Губернатор Амурской области принял участие в онлайн пресс-конференции, организованной агентством РБК совместно с РИА «Восток-Медиа». Она состоялась 1 октября в пресс-центре РБК.

 

Ведущая: Добрый день, мы приветствуем посетителей сайта РБК, журналистов, собравшихся в пресс-центре медиахолдинга, и нашего гостя — губернатора Амурской области Олега Кожемяко.

Вниманием СМИ в эти горячие для региона месяцы Вы не обделены. Тем не менее у нас есть вопросы к Вам, и мы их зададим сегодня. Кстати, в начале нашего разговора мне бы хотелось поблагодарить за партнёрство в организации этой пресс-конференции наших дальневосточных коллег из РИА «Восток- Медиа».

В ходе нашего разговора прозвучат ответы на вопросы пользователей сайта www.rbc.ru. Журналисты также смогут задать свои вопросы как в режиме удалённого доступа, так и непосредственно в пресс-центре сразу после нашей вступительной части.

 

Вопрос: В чем сегодня испытывает острейшую необходимость Амурская область?

О. Кожемяко: Весьма многообразный и многограничный вопрос, потому что потребности у граждан одни, потребности в народном хозяйстве - другие, в социальной инфраструктуре - третьи. Требуется много чего, потому что наводнение само по себе было невиданных масштабов: 126 населённых пунктов, 1200 км дорог, мосты, сельское хозяйство пострадали. Поэтому, безусловно, для людей, в первую очередь, это вопрос ремонта жилья. Это вопросы, где они будут жить впереди. Люди сейчас разделяют, что у них было до наводнения - была устойчивая жизнь, были свой дом, жилище, какие-то планы, огород, приусадебный участок. И после наводнения, когда ничего этого не стало, человек сейчас живёт в небольшой комнатке в пункте временного пребывания. Конечно, для него вопросы будущего жилья, где он будет жить, каким образом жилье будет устроено, являются самыми основными. Огромная помощь была от разных благотворительных обществ, от многих субъектов оказания услуг гуманитарной помощи по пересылке вещей первой необходимости. Я думаю, что население могло видеть эту гуманитарную помощь. Я хочу сказать, что достаточно было много её. Сейчас уже начались выплаты. Они идут и будут продолжаться. Думаю, что мы к середине октября закончим с этим, что позволит гражданам каким-то образом, рассчитывая на эти финансовые ресурсы, приобрести самое необходимое. То, что связано с капитальным ремонтом, поставкой стройматериалов, особенно в эти отдалённые районы, сёла, расположенные по 500-600 км от Благовещенска, где, в общем, и дорог ещё нет, - это один вопрос. Вопросы строительства домов, приобретения жилья на вторичном рынке - это тоже отдельный вопрос, это вопросы компенсации потерь за высеянные поля, за урожай, который невозможно убрать, за те кредиты, которые они взяли в Сельхозбанке. Это всё на сегодняшний день волнует людей, потому что жить-то надо и завтра. Здесь, безусловно, государство весомо идёт на помощь людям, которые пострадали: и в материальных выплатах, и вопросах компенсаций по сельскому хозяйству, и в организации помощи по капитальному ремонту. Мы нуждаемся во всём.

 

Вопрос: Понятно, что первостепенно Амурская область нуждается в деньгах. Но тем не менее люди, живущие в средней полосе России, в других регионах России, сегодня могут чем-то помочь жителям вашего региона?

О. Кожемяко: Что касается организации помощи, то здесь нужно учитывать расстояние. Всё-таки 7 тыс. км - это в первую очередь транспортировка. Безусловно, какую-то адресную помощь, например посылки, весьма сложно рассмотреть. У нас есть счёт, открытый непосредственно при региональном бюджете. У нас есть Ассоциация Дальнего Востока и Забайкалья, которая принимает на себя гуманитарную помощь и выплаты, а потом распределяется это всё. Сейчас есть сайт Минвостокразвития России, где опубликована вся потребность Амурской область в оказании именно тех видов гуманитарной помощи, которая наиболее востребована. Поэтому мы с удовольствием будем принимать то, что граждане могут представить, но нужно понимать, что это должна быть площадка комплектования в Москве, если это пойдёт из центральных регионов России. Это должны быть контейнерные или вагонные партии с тем, чтобы доставить это на Дальний Восток. Безусловно, здесь нужно смотреть, что отправлять, чтобы не получилось так, что мы все сейчас начнём отправлять шубы. А так, многие отправляют тёплые вещи. Безусловно, качество хотя бы примерно должно соответствовать тому, чтобы эти вещи можно было носить.

В первую очередь, в чём нуждаются люди, так это в тепловых пушках, в стройматериалах, где-то нуждаются и в тёплой одежде. Сейчас эти вопросы, я думаю, население в состоянии решать самостоятельно за счёт тех выплат, которые идут и будут продолжаться. Я думаю, что вопрос стоит сейчас несколько в другом: как вернуть облик этих затопленных сёл, с тем чтобы у человека было желание туда возвращаться после этого пережитого кошмара. Понимаете, когда размыты внутрипоселковые дороги, детские площадки, детские городки - пострадала вся инфраструктура. Сейчас надо думать об облике сёл, с тем чтобы было возможно вернуться.

 

Вопрос: Приамурье является единственным пострадавшим от наводнения регионом Дальнего Востока, получившим помощь от Беларуси. Почему это стало возможным?

О. Кожемяко: Если брать историю, то у нас на Дальнем Востоке каждый четвертый так или иначе связан с Белоруссией: или корнями оттуда, или нынешними родственными отношениями. Поэтому это братский нам народ. Безусловно, на многих стройках и в советские годы, и в годы освоения Дальнего Востока работали как раз белорусы, поэтому в жилах многих дальневосточников течёт белорусская кровь. Мы абсолютно чувствуем себя комфортно как в Республике Белоруссия, так и белорусы у нас. Работают программы, связанные с тем, что мы работаем, многие наши сельхозпредприятия работают на белорусской технике - это БелАЗ, это МАЗ. Мы порядка 850 комбайнов "Полесье" из Белоруссии получили, где ведём совместную сборку на наших предприятиях. Сейчас получаем тракторы, энергонасыщенные и простые, кормозаготовительные комплексы, работаем с "Белагролизингом". У нас хорошие проекты. Белоруссия - очень хорошо развитая аграрная страна. Поэтому мы многим проектам, которые у них есть, учимся, заимствуем, где-то свои наработки предлагаем. Такое у нас дружное партнёрство на основании того, что мы люди одной крови.

 

Вопрос: В качестве гуманитарной помощи от Белоруссии что вы получили?

О. Кожемяко: Мы получили целый Ил-76 детского мясного питания. Безусловно, это востребованный продукт, поэтому это было своевременно. Прямым самолётом они доставили это нам во главе с замминистра МЧС Белоруссии Александром Гончаровым.

 

Вопрос: Существует ли сегодня проблема с распределением той самой гуманитарной помощи, которая поступает в регион?

О. Кожемяко: У нас работают региональный штаб, районные штабы. Исходя из объёма гуманитарной помощи, а её поступило немало, - это только 500 т продовольствия, то есть пришло тысячи наименований различных товаров и материальных ценностей, большая помощь была нам оказана из Москвы, из Ханты-Мансийского автономного округа, из Омска. Многие прямо регионами направляли конкретную помощь, например, направлялись холодильники, которые были размещены в пунктах временного пребывания людей. Что касается оказания такой региональной помощи, то она поступала, и мы её распределяли по заявкам муниципальных образований. Помощь приходит туда, а далее штаб распределяет её, исходя из того, что, например, те же самые тепловые пушки требуют специально подготовленного человека, потому что это предмет повышенной пожарной опасности. Там температура 300-400 градусов, она работает на соляре, соляру надо заправлять гражданам. Поэтому в этом плане каких-то нарушений не было, народ всё понимал. Где-то в сёлах это были сельские клубы, где-то помощь поступала и распределялась на основании решения местных советов и тех общественников, которые были в этих населённых пунктах.

Сейчас я хочу сказать, что объём гуманитарной помощи по предметам первой необходимости идёт на спад. У нас 74 тыс. человек получили по 10 тыс. руб., порядка 17 тыс. человек получили по 50 тыс. руб., 5 тыс. человек получили по 100 тыс. руб. И эти выплаты идут, у этих людей уже есть возможность что-то купить.

 

Вопрос: Какое количество людей или семей остались без жилья?

О. Кожемяко: У нас затоплено 7 тыс. 400 домов. Сейчас 3 тыс. 700 домов обследовано. Из них более 640 уже признаны непригодными, более 900 требуют капитального ремонта. Если исходить из того, что мы обследовали половину домов, то мы ориентируемся так: 1 тыс. домов будут признаны непригодными и где-то 3 тыс. потребуется капитальный ремонт. Исходя из коэффициента семейности - 1/3 - где-то 3 тыс. будет нуждаться в жилье, в приобретённом на вторичном рынке или в строительстве нового. Но остальные, порядка 9 тыс. человек, будут нуждаться в производстве капитального ремонта. Порядок Минрегион сейчас подготовил, и мы, я думаю, уже с 5 октября начнём этот порядок доводить до населения с тем, чтобы они знали, по каким нормативным документам будут выдавать деньги на капитальный ремонт.

 

Вопрос: Какое количество людей проживают сейчас в пунктах длительного пребывания?

О. Кожемяко: Сейчас у нас проживают 364 человека, 114 детей, рассчитывали мы на 847 человек. У нас здесь такие пункты открыты, и я думаю, что с наступлением холодов мы готовы принимать людей. Принципиально - это оборудованные комнаты, удобства в конце коридора, но в каждой комнате мы стараемся поставить холодильник, положить постельные принадлежности и всё, что нужно. Также будут комнаты отдыха, где есть телевизоры. Народ обустраивается и понимает, что этот период временный. Но очень многие живут у родственников, очень многие живут у знакомых, в каких-то своих временных домах. Но пункты у нас открыты, и мы там кормим людей, заботимся. Туда приходят представители различных органов власти с тем, чтобы проводить беседы. Мы понимаем, как им тяжело и трудно. К этому процессу подключаются и психологи МЧС, чтобы эту рану залечить, беседуют с гражданами и объясняют, что будет впоследствии и что не надо бояться, государство протянуло им руку помощи и не оставит их в беде.

 

Вопрос: Как обстоят дела с дорожным хозяйством области? Удастся ли до холодов восстановить какой-то объём дорог?

О. Кожемяко: Холода действительно наступают. В большинстве районов у нас уже минусовые ночи. Безусловно, восстановить дороги и привести их в нормативное состояние не удастся. Мы сейчас говорим о временных проездах. По некоторым дорогам и направлениям может пройти только высокопроходимая техника. А нам нужно и детей в школы возить, и завозить материалы для восстановления сёл. Безусловно, большегрузная техника сейчас на эти размытые, переувлажненные дороги не может взойти в силу того, что она их окончательно убьёт. Мы ждём, с одной стороны, морозов, для того чтобы приводить их в нормативное состояние. Отведен на эти цели год. Я думаю, что за год мы приведём дороги в нормативное состояние. Но был разрушен ещё 71 мост, и мы сейчас будем заниматься проектированием этих мостов. Столько времени, сколько нужно, а с весны начнём строительство, чтобы максимально успеть за этот год, построить их и довести до нормативного состояния. Такие задачи стоят перед нами.

 

Вопрос: То есть зимой будете использовать всё-таки так называемые зимники?

О. Кожемяко: Зимой проще передвигаться, потому что и вода замёрзшая, и дороги самые замёрзшие. Но мы не будем останавливаться и зимой будем работать по отсыпке этих дорог, по их приведению в нормативное состояние.

 

Вопрос: Я знаю, что сейчас в области действует "сухой закон". Почему жители области просят Вас продлить его действие, хотя предприниматели и не согласны? Что будете делать в такой ситуации?

О. Кожемяко: У нас продолжается региональная чрезвычайная ситуация, и, безусловно, ко мне обращались предприниматели. Я внимательно рассмотрел то, где было написано, что мы вносим большой вклад в экономику, создаём рабочие места и платим налоги. Абсолютно не соответствует данным цифра от проплаты этих налогов, она менее 1%. То есть все они, как правило, работают через свои торговые точки, которые работают как подмененки. Поэтому эффективность от этого небольшая, а с введением так называемого сухого закона у нас на 30% уменьшилась бытовая преступность, на 40% на почве пьянства. Конечно, это серьёзным образом сказывается, но мы не можем допустить, чтобы население, получив такие огромные денежные средства, каким-то образом позволило на этом людском горе где-то кому-то наживаться, даже тем, кто продает алкоголь. Зная в общем-то нашу русскую душу, кто-то может устраивать какие-то мошеннические схемы: слишком большие суммы, слишком большие средства, поэтому мы обязаны защищать население до момента, пока мы полностью не ликвидируем последствия наводнения. Это решение мы приняли на КЧС и будем его придерживаться.

 

Вопрос: Пострадавшие посёлки будут строиться на прежнем месте или всё-таки на новом месте, которое не будет подтопляться?

О. Кожемяко: Это очень сложный вопрос. Мы беседуем в каждом населённом пункте с жителями. У многих именно с этим населённым пунктом связано много воспоминаний. Там корни, там похоронены родственники, у пожилых людей родители, кто-то видит себя только здесь, поэтому уезжать особо не хотят. Это уже будет крайняя мера. Хотят, конечно, остаться здесь, как-то зацепиться за это. Поэтому мы оцениваем. Если есть возможность точечной застройки на высоких местах, которые не подверглись подтоплению, мы с удовольствием идём на это. Пускай нам предстоят некоторые затраты на инфраструктуру, но мы пойдём на это, потому что у нас ещё это, как правило, приграничная полоса, это 1270 км границы вдоль Амура. Мы понимаем, что их нельзя оставлять необжитыми, нельзя туда заселять людей, это будет пустая территория.

У нас есть такие районы, как Благовещенский, Зейский, где мы подготовили и уже на следующей неделе начнём заниматься этим вопросом вплотную - межеванием, составим планы, схемы, инженерные инфраструктуры. Это будут две площадки в Благовещенском районе в районе деревни Чигири, и в районе Волково, где будет комплексная застройка. А в Зейском районе - это посёлок Сосновый Бор, где мы создадим инфраструктуру и сделаем такие небольшие комплексные застройки. Большое спасибо тем ребятам, которые проводили акцию "Всем миром" на Первом канале, они, наверное, одну из площадок возьмут, чтобы на выделенные средства строить жилые дома для пострадавшего населения.

 

Вопрос: Во сколько оцениваются потери агропромышленного комплекса? Как региональные власти намерены помогать аграриям? На какую помощь рассчитываете из федерального центра?

О. Кожемяко: Прямые потери мы вместе с Минсельхозом уже оценили - это 4 млрд руб. Есть косвенные потери - порядка 11 млрд руб. Мы, конечно, рассчитываем, что по прямым потерям здесь будет поддержка со стороны государства, на эти цели нам нужно где-то 1 млрд 200 млн руб. Сегодня было предложение использовать бюджетные кредиты. Будем рассматривать этот вопрос, в том числе для оказания помощи пострадавшему населению. Помимо этого в указе президента прописано, что должна быть несвязанная поддержка в 2 тыс. руб. на 1 га. Затопленная территория тоже значительная. Также выделены денежные средства на то, чтобы выплатить проценты по кредитным ставкам, по лизинговым платежам. Это тоже меры, которые позволят значительно облегчить участь сельхозпроизводителей, которые пострадали, которым даже зарплату нечем платить, которые занимались посевной, не говоря уже об уборке урожая.

Со стороны областного бюджета мы также софинансируем те программы, которые были. Безусловно, мы будем продолжать это делать. Мы будем продолжать останавливаться на экономически значимых программах по развитию мясного животноводства. Но здесь, наверное, и требуется дополнительное увеличение капитала и докапитализации "Росагролизинга" для Дальнего Востока, потому что только у нас потребности по следующему году будут примерно от 3 до 4 млрд руб.

Необходимо закупать скот сегодня, необходимо закупать новую технику, необходимо возвращать землю вновь в состояние, когда она будет готова родить нормальное зерно, выращивать траву, где сможет пастись скот. Всё это огромные затраты, и на это потребуется опережающее финансирование. Поэтому будем и со стороны областного бюджета. Конечно, основная масса денежных средств и помощь будет из федерального бюджета. Минсельхоз России уже разработал такие порядки, и в ближайшее время наши сельхозпроизводители начнут её уже получать, чтобы компенсировать и затраты на обслуживание кредитов, и какие-то деньги увидеть, которые пойдут на компенсацию потерь урожая.

 

Вопрос: Какие меры могут защитить область от паводков (строительство ГЭС, возведение и содержание дамб)? Что планируется в ближайшее время?

О. Кожемяко: Первоначальные работы - это, конечно, нужно заниматься дамбами, гидротехническими сооружениями, которые обеспечивали бы надёжную защиту от паводка, от дополнительных ливневых осадков, которые перерастают в наводнения (оно же не само по себе берётся). Поэтому мы направили деньги в муниципальное образование на проектирование дамб. Потребность мы уже подсчитали, там более 2 млрд руб. для того, чтобы защитить наши населённые пункты. Я думаю, что с этого года мы начнём получать финансирование на эти цели, и в 2013-2014 гг. начнём укреплять дамбы и сооружения, которые позволят уже населённые пункты в случае наводнения максимально защитить от всей этой непогоды и катаклизмов.

 

Е. Буз ("ИТАР-ТАСС"): На сайте Министерства развития Дальнего Востока на первой странице сегодня висит таблица, в которой отражено по регионам, пострадавшим от паводка, кто какую испытывает материальную потребность. Мы посмотрели в редакции и выяснили, что больше всех нужно Амурской области - 1 млрд 400 млн руб. Остальным тоже нужно, но заметно меньше. Как Вы прокомментируете такой разброс в цифрах?

О. Кожемяко: Масштабы наводнения весьма и весьма различные. Масштабы наводнения по Еврейской автономной области и Хабаровскому краю - это река Амур, а у нас это и река Зея, и река Селемджа, и река Урка, которые затапливали населённые пункты. У нас две ГЭС. Поэтому у нас и водный бассейн весьма насыщенный, и треть территории, в которой оказались затопленные населённые пункты. Потом вся вода пошла в ЕАО. Это первое. Во-вторых, по протяженности, конечно, это тоже разные участки. ЕАО - 400 км затопленной полосы. У нас, если брать по поймам рек, это более 2 тыс. км. Поэтому заявки относительно ЕАО и Амурской области в принципе исходят из объективного географического положения. Хабаровский край ещё находится в воде, поэтому я думаю, что он доработает эту заявку, и, безусловно, она будет повторяться. Я имею в виду по набору материалов, техники, необходимой для восстановления населённых пунктов. Она примерно будет идентична той, что у Амурской области, потому что проблемы и села, и населения у нас, в принципе, одни. Поэтому как можно говорить про Хабаровск, когда в районе Комсомольска и ниже дома стоят по крышу в воде? Конечно, ещё очень сложно. Я думаю, он ещё дополнит свою заявку.

 

А. Велисюк ("Амурская правда"): Как обеспечивалась безопасность несовершеннолетних на затопленных территориях? Как ситуация после паводка повлияет на образовательный процесс для них в дальнейшем?

О. Кожемяко: Конечно, в период эвакуации мы старались в первую очередь вывезти детей, инвалидов, всех тех, кто в этом нуждается. Безусловно, мы понимали, что весь этот период они не смогут заниматься, поэтому нам благосклонно предложил помощь вначале Приморский край, а затем и Сахалинская, Липецкая и Смоленская области, Краснодарский край. Мы благодарны руководителям и вообще этим регионам за то, что они приняли наших детей, обустроили. Это детские лагеря "Орлёнок", "Океан", и мы более 2,5 тыс. детей отправили непосредственно в эти лагеря, где они находились и отдыхали весь этот период до 15 сентября, пока вода не ушла с территорий, из населённых пунктов. За это время мы подготовили школы, подремонтировали, подсушили, и сейчас дети возвращаются к своему учебному процессу. Там, где дети, которые находятся в пункте временного пребывания "Колосок" на региональном уровне, проживают с родителями, был организован первый класс. Организован весь учебный процесс, ничем не отличающийся от занятий в школе, поэтому беспокоиться о том, что он каким-то образом нарушен, не нужно. За эти 14 дней, за этот месяц, я думаю, никто сильно не отстал. Дети в состоянии догнать все эти предметы, которые были. Сейчас процесс уже восстановлен, и все дети обучаются по установленной программе.

 

В. Хитров (главный редактор информационного агентства "Кам 24"): Опыт, полученный в Корякии, где Вы тоже были губернатором, при ликвидации последствий землетрясения, в Приамурье в той или иной степени Вам пригодился?

О. Кожемяко: Любой опыт в любой чрезвычайной ситуации, конечно, важен и нужен. В какие-то моменты было несколько полегче, потому что, хотя землетрясение и наводнение - это разные вещи, и я впервые в своей жизни встречался со столь широкомасштабным наводнением, но тем не менее вопросы реализации пятидесятого постановления, связанного с оказанием помощи пострадавшим, идентичны что при пожаре, что при землетрясении, что при наводнении. Поэтому здесь, может быть, было легче, так как был какой-то опыт. Где-то мы с соседями делились, потому что мы первые начинали это. Я думаю, что, конечно, это помогло, но, скажем, тут была своя специфика.

 

"Эхо Москвы": Будут ли конкретные выводы из случившегося, т. е. был ли человеческий фактор, из-за которого пропустили такое крупное наводнение по области? Сейчас в социальных сетях не очень активно, но обсуждается тема, что Россия помогает многим странам в ЧС, а на помощь к нам практически не пришёл никто. Вы указали Белоруссию, кто-то ещё предлагал помощь? Если никто, то почему, по Вашему мнению, так случилось?

О. Кожемяко: Что касается виновных, которые могли бы заранее что-то просчитать, то я считаю, что мы не допустили ни одной человеческой жертвы наводнения, в отличие от других стран, даже тех наших соседей, у которых более 100 пропали, 87 погибли. Я имею в виду Китай. Мы смогли отступать от наводнения, выводя людей из зоны затопления по мере прибавления воды, и это позволило как-то своевременно реагировать силам МЧС и Минобороны. Были переброшены спасатели, и все свои силы мы, конечно, задействовали на эвакуации населения, что и дало свои результаты. Поэтому мы понимали, с какой скоростью двигается вода от Зеи, с какой скоростью она входит в Амур и какие населённые пункты будут через сколько дней находиться в затоплении. Каждую 1 тыс. куб. м мы рассматривали по площади, сколько будет затоплено домов, и такие схемы есть. Мы брали несколько с припуском, с учётом того, то ещё и дожди нам поддавали, и многие деревни, их 36, оказались отрезанными. Не в силу того, что вода пришла с Амура или с Зеи, со стороны реки, а она пришла от тех маленьких ручьёв, от озёр, и нас закрыло с той стороны. Я думаю, что всё, что можно было сделать, сделано с точки зрения поэтапного и планового вывода людей. Конечно, где-то это происходило ночью, где-то прорвало дамбы и кто-то, может быть, и понесёт ответственность за недосмотр по дамбам, где-то, может быть, за недостаточное оповещение населения по главам. Сейчас такая работа идёт, мы все анализируем, народ же на месте. Но я хочу сказать, что предсказать заранее, что такое наводнение будет, конечно, нельзя. Гидрометеорологическая служба делает прогнозы, но спрогнозировать, что будет такое, наверное, наша наука пока ещё не может.

Что касается гуманитарной помощи, то многие страны СНГ, в частности Азербайджан, предложили свои услуги по вывозу детей. Но так как у нас есть свои регионы, то мы всех своих детей разместили у нас. Но была ещё масса предложений со стороны других субъектов. Мы поблагодарили их, но такие предложения к нам поступали. Если бы у нас не было таких возможностей, то мы бы воспользовались их помощью.

 

В. Емельянов (г. Благовещенск, Амурская обл.): Из каких конструкций планируется возводить быстровозводимое жильё для граждан, лишившихся жилых помещений вследствие наводнения и как будут вести себя данные конструкции в суровом климате нашей области? Что будет входить в состав жилого дома, будет ли предусмотрено ограждение территории и минимальные виды благоустройства? Сколько будет стоить 1 кв. м общей площади жилого помещения?

О. Кожемяко: Вы знаете, стоимость определена - до 30 тыс. руб. Конструкция из композитных материалов, но, безусловно, когда мы будем строить быстровозводимое жильё, то обязательно учтём тот фактор, чтобы сборка этих панелей происходила на заводе. Тогда эти панели уплотнённые, тогда эти панели прошитые, и в них нет оседаний этого материала, который приводит далее к замораживанию и вымораживанию, к созданию пустот. Но и так у нас уже есть дома из клееного бруса, который тоже может быть приемлем по выбору. Поэтому такое право выбора будет представлено для быстрого строительства жилья. Что касается участков, то мы их предлагаем в Сосновом Бору по 15-20 соток, безусловно, в Чигирях до 10 соток. Мы можем предложить 15-17 соток, что позволит гражданину при необходимости иметь и огород. Если ему необходимо заниматься ОПХ, мы выделим ему эту территорию для ОПХ.

 

Р. Т. Леонидов: На фоне всеобщего внимания к Дальнему Востоку имеет ли смысл вспомнить опыт прошлых лет по освоению территории. Например, движение хетагуровок, кстати, большей частью оставшихся в Приамурье. Тогда движение подвигло творческие силы страны на создание кинолент, других произведений, воспевающих Дальний Восток. Есть ли сегодня идеи у тех же кинематографистов, участников "Амурской осени" создать ленту или блокбастер, посвящённый героизму спасателей? Не обсуждали это с Вами?

О. Кожемяко: Я думаю, что пресса довольно широко всё освещала. Спасибо им за то, что они показывали беды людей. Население страны откликнулось на это и оказывало помощь,  перечисляя денежные средства. Безусловно, это всё важно и нужно нам, чтобы почувствовать, что мы не одни. Действительно, это очень серьёзно поможет людям. Что касается подвига спасателей, а это действительно так нужно назвать, то мы в первую очередь, конечно, на той же "Амурской осени" поставили их в ряд людей, кто шёл по звёздной дорожке. Их приветствовал народ как настоящих героев. Наверняка многие сюжеты были использованы и в Амурской области, связанные с наводнением, поэтому я думаю, что кинематографисты догадаются и продолжат эту кинолетопись, с одной стороны, трагичных, с другой стороны, ярких событий амурской жизни, которая высветила те или иные качества людей, их сплочённость, их желание помочь друг другу в этой общей беде.

 

Вопрос: Расскажите подробнее о выплатах и компенсациях. Это нужно для того, чтобы успокоить людей, ведь пришло огромное количество вопросов на эту тему.

О. Кожемяко: Что касается компенсаций по 10 тыс. руб., то у нас таких заявлений поступило 123 тыс., и они все, безусловно, будут удовлетворены. Мы ожидаем ещё от двух муниципальных образований и плюс по решениям по суду ещё 3-4 тыс. заявлений. Это так называемая компенсация за затопленное подворье, огород, где вода не заходила в дом, а лишь затопила придомовую территорию, участок.

 

Вопрос: С чем связана задержка? Просто не успевают обработать?

О. Кожемяко: Во-первых, это большое количество, это 125 муниципальных образований, это столько же комиссий, которые должны рассмотреть заявления, которые граждане должны написать, это же деньги. Причём там должна быть точность, и если есть какие-то огрехи при заполнении, то заявление не принимается. Всё это тщательно просматривается и проверяется. Но из 123 тыс., которые необходимо будет выплатить, 74 тыс. уже получили помощь по 10 тыс. руб.

Что касается остальных, то это просто механизмы финансировоания - 50 и 100. По решению президента граждане все получат по 100 тыс. руб., все, кто признан пострадавшим, у кого пострадало имущество и на кого составлен акт. Просто сначала 50 тыс. руб. - по постановлению, а 50 тыс. затем по балансу. Но это просто механизмы, и для граждан они не столь существенны. Главное, что мы понимаем, что граждане получат по 100 тыс. плюс по 10 тыс. из федерального бюджета, и еще из регионального бюджета мы направляем такие выплаты в 10 тыс. руб., которые они получат. Поэтому тех, кто получит по 100 тыс., порядка 43 тыс. Безусловно, возникает много вопросов о том, что кому-то не выплатили компенсацию. Я постоянно смотрю, у меня открытая "горячая линия", и постоянно поступают сообщения о том, что комиссия что-то не приняла, где-то был затоплен сад или огород. Но на это и существуют комиссии. Если комиссия приняла решения о том, что у неё не затоплен двор и не пострадал двор, то тогда мы эту компенсацию просто за огород не выплачиваем. Потом будет Минсельхоз за личное подсобное хозяйство давать ещё одну сумму до 30 тыс. при наличии по хозяйственной книге о том, что он вёл это хозяйство. Мы за надворные постройки, за подворье выплачиваем, или, допустим, обращаются с тем, что жил в многоквартирном доме и был огород, и пострадавшему за этот огород ничего не платят. Этим просто не нужно и комиссии забивать, там же несут ответственность и глава муниципального образования, и председатель комиссии, который подписывает финансовые документы. Но неработающим пенсионерам есть помощь в размере 5 тыс. руб., в том числе которые имели садово-огородные участки. Поэтому здесь масштабы слишком большие. Если мы где-то видим необъективные решения комиссии, неучтённую часть села, то возвращаемся, доплачиваем. Мы планируем в первой декаде основную массу выплат произвести. Сегодня состоялась правительственная комиссия, дальше пойдёт финансирование, и мы продолжим эти выплаты.

 

П. Н. Орловский (Москва): Небывалое наводнение никак не повлияло на ход строительства космодрома? Как защищён Восточный от подобных стихийных бедствий?

О. Кожемяко: Там была комиссия в период наводнения, Дмитрий Рогозин приезжал. Рассматривали все варианты - на сколько были снижены темпы работ и т. д. Но построен космодром в достаточно высоком месте. Каких-то заливаний котлованов вследствие размыва грунтов там не произошло, строители делают всё качественно, поэтому объекты космодрома не пострадали.

 

А. Краснобаева (г. Благовещенск): Каких кадровых решений, увольнений, назначений, связанных с ЧС, ждать в ближайшее время амурчанам? Кто из амурских чиновников и глав, на Ваш взгляд, проявил себя в режиме ЧС и заслуживает повышения, а кто, наоборот, разочаровал?

О. Кожемяко: Конечно, есть, и могу сказать, что как раз в такие тяжёлые моменты проверяются люди. И тех, кто работает сутками, уже подняли до уровня заместителя, из тех  исполнителей, которые брали на себя основную работу, а где-то мы уже кого-то сменили на постах. Но это всё делается в рабочем режиме, без лишнего ажиотажа, потому что я не считаю необходимым так резко менять людей, так как это очень тяжёлая, большая, ёмкая работа. Потом по итогам подведём уже результаты, безусловно, отметим отличившихся, и где-то укажем тем, кто недостаточно хорошо работал и не учитывал тот фактор, что тут нужно было работать в круглосуточном режиме.

 

М. Антонов (г. Москва): В Интернете активно обсуждалась поездка балерины Анастасии Волочковой в ковше бульдозера в затопленную деревню Ивановку. А Вы как думаете, она действительно хотела помочь людям в беде или больше себя показать, создать информационную волну?

О. Кожемяко: Я, честно говоря, не удосужился прочитать, потому что в тот момент у нас была очень серьёзная ситуация по Зейскому району, мы находились там, и поэтому я это пропустил. Я знаю, что этот момент в Интернете обсуждался. Она человек творческий, вправе делать, как считает нужным, а уж как относятся к ней её почитателя или нелюбители - это тоже дело граждан.

 

Ведущая: Я обращаюсь к нашей интернет-аудитории. Вопросы, которые поступили, мы обязательно передадим губернатору, и ваши службы посмотрят и никого не оставят без внимания. По крайней мере, там указаны и номера телефонов, и электронные адреса. Я думаю, что эту ситуацию власти попытаются как-то разрулить.

О. Кожемяко: У нас работает программа, по которой только внутри муниципального образования гражданин имеет право на переселение, потому что сертификаты мы уже проходили неоднократно, здесь больше путаницы. С одной стороны, они облегчают власти работу. Ты выдал бумагу, и всё, ты с себя обязанности снял. Дальше человек начинает ходить и искать. Срок действия сертификата - год, и через год человек возвращается, и ты вынужден думать о нём и о том, что ему дальше делать. Он не нашёл ничего, а у него и дом пока этот будет стоять, и мы им не занимаемся, и он сам в свободном поиске. Это так. Если выдать сертификат и распустить, то механизм чётко прописан - это внутри муниципального образования. Стоимость жилья - до 30 тыс. руб. за 1 кв. м. Поэтому здесь сертификата как такового, как такой бумажной формы выдавать никто не будет. Это просто будет форма оплаты: или за готовое жильё будем платить при его оформлении на пострадавшего, или строить дом и оплачивать уже за построенный дом, или давать гражданину по мере строительства дома, исходя из представляемых документов на строительство.

 

Заключительное слово ведущей. К сожалению, не удалось нам все поступившие вопросы задать. Вопросы продолжают поступать. Мы Вам все вопросы перенаправим вместе с контактами, и я надеюсь, что они станут предметом Вашей дальнейшей работы. Я понимаю, что объём её на сегодня глобальный, но тем не менее мы вынуждены Вам её добавить.

Я зачитаю ещё одну реплику, которая поступила от С. Мельникова (г. Благовещенск): Редкий случай в стране - руководитель региона сработал с паводком на пять с плюсом. В соседних регионах ситуация куда хуже.

О. Кожемяко: Не нам судить. Ещё очень много вопросов стоит по завершению всех работ. Итоги будем подводить весной или следующим летом.

 

Ведущая: Тем не менее спасибо. Народ видит, как и что сегодня делается, как сегодня проходят работы по ликвидации последствий наводнения. Я думаю, что все всё оценят, и если Вы к нам весной приедете, мы будем Вам очень признательны.

Мы завершаем нашу пресс-конференцию. Нас смотрели и слушали не только в столице, но и на Дальнем Востоке. В ближайшее время на сайте РБК появятся полная стенограмма нашего разговора и видеоверсия. Хотелось бы также поблагодарить технические службы пресс-центра, которые помогали нам оставаться всё это время в прямом эфире. Ещё раз спасибо нашим коллегам из РИА "Восток Медиа".

У нас на сегодня всё. До новых встреч!

Фото: РБК

 
Добавляйте в свои контакты редакционный номер WhatsApp "Восток-Медиа"!
Мы ждем ваших комментариев, реплик и новостей.
Если вы хотите, чтобы о каком-то событии или происшествии узнали все, напишите нам.

+7 902 554 54 54
 

Комментарии
  • 681908155555555  (17:31, 02.10.2013)

    нужны посадки, а несловесная бравада, накажем каждого корупционера . ада!если человек обличённый полномочиями работает спустя рукава, "мело4ь"по карманам тырит, нужно сажать а не давать сбежать(примероффффф полно), некоторые чинуши быть может не воруют, но бездействие может привести к трагедии, смерти простых людей

  • 54333121  (00:30, 04.10.2013)

    Уважаемый Олег Николаевич, очень бы хотелось узнать почему область поменяла своё решение о выплатах пострадавшим в ходе наводнения гражданам. В часности мой вопрос касается выплат по 50 и 100 тысяч на семью. Сейчас людей заставляют вернуть переплаченные амурские деньги и грозяться судами и невыплатой остальных компенсаций положенных людям. Разве люди виноваты, что у вас так меняются решения? Многие потратили их на востановление жилья и покупку овощей и кормов для животных.



Ваше сообщение:
Введите код с картинки:   
Внимание!
Согласно статье 4 закона «О средствах массовой информации» в комментариях не допускается «разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости». Также удаляются комментарии, содержащие ненормативную лексику и оскорбления.


Lentainform

© 2001–2016 гг. ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ
Региональное информационное агентство "Восток-Медиа"
Редакция в Приморском крае: 690091, г. Владивосток, ул. Тигровая, 30, 10 этаж. Тел.: +7 (423) 260-61-97, e-mail: agency@vostokmedia.com
Редакция в Хабаровском крае: 680063, г. Хабаровск, ул. П. Комарова, 3а, офис 403. Тел.: +7 (4212) 45-30-53, e-mail: habnews@vostokmedia.com
Рекламный отдел: +7 (423) 260-61-99, e-mail: info@vostokmedia.com, reklama@vostokmedia.com

Свидетельства о регистрации средств массовой информации:
ИА «Восток-Медиа» - ИА № ФС77-52802 от 08.02.2013 г., выдано Роскомнадзором.
Сетевое издание «Восток-Медиа» - Эл № ФС77-61690 от 01.05.2015 г., выдано Роскомнадзором.

Рейтинг@Mail.ru